Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:32 

старая кукла...

Я и не буду искать темные холодные углы.
И ты не будешь кидать презрительные взгляды, выискивая меня там, чтобы потешиться насмешкой.
И так всем будет лучше, ведь правда?
....
Я сижу в темноте и сырости, а ты выковыриваешь меня из матовости темных стен заостренным взглядом. Нащупал. Уцепился, нашел щелочку и теперь упорно вдавливаешь в нее штырь, на изгиб, на излом. Мне не больно, не страшно, не обидно. Мне - как обычно, мне тоскливо. Я знаю, что ты повторяешься в своих играх, и ничего, сверх того, что я могу предположить худого, не сделаешь. Мне уже давно не интересно. не интересен ты, не интересно то, что со мной происходит. Ты думаешь, что играешь? Удовлетворяешься выходками?... Мне все равно, мне до тупого ощущения ватного тела все равно. Немного радует возвращение. Созерцание из неприметной точки наслаждает. Лишенный помех и треволнений ты можешь наблюдать очень много деталей, воспринимать бесконечность оттенков, без переплетений и плясок, четко чувствуешь каждую в отдельности и потому очень часто понимаешь способ их взаимодействия. Поэтому... очень часто мне скучно. с тобой. совершенно не больно, не обидно, и абсолютно нет никакого раздражения от того, что тебе так нравится мне досаждать. просто скучно. твоя игра в злодея тебе кажется веселой забавой, а мне простой формулой, функционирующей всегда одинаково, и выдающей всегда абсолютно идентичные результаты, независимо от того, чем определены переменные - принцип один и тот же. я смотрю пустотою глаз в циничный азарт. и отсчитываю время. Скоро ты устанешь и бросишь свою куклу в тот же дальний угол, тебе наскучит то, что ты не можешь вызвать у нее реакции даже болевой...
тебе придется найти другую.
или научиться играть.
не по закону. не по правилу...
а просто от...

02:24 

f.f.t.d.


17:06 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:57 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:22 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:20 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
18:38 

...

Холодные капли бьются по подоконнику. Одна. Другая. Третья. Я веду счет скользя пальцем по плоскости стекла, в каком-то застывше-забытом движении, кажется, все, что движет рукой, это сила тяжести. Отрешенность. Созерцание. Мне нравятся эти путники отвесных дорог. Их холодные переливающиеся оболочки с крошечными точками ярких бликов - всполохи непрозрачной белизны отражений, на прозрачной ясности существа....
..

20:00 

в объятьях, на руках...

Раскинув руки. запрокинув затылок. лицом в бесконечность пространства. багровые течения держат на волнах, обтекают, несут, проступают полупрозрачными алыми столпами над утопленными впадинами. Спокойно. Глаза не хочется не распахивать. не закрывать. просто оставить все так, как есть. Расслаблено. Ночь и слегка покачиваются звезды. Багровые реки плавно текут, поддерживая, и обволакивая гладью. Мирно. Упоенно. Даже если уровень скроет совсем. Все приятно. умиротворенно. все вокруг: тишина, пустота и вечность. качаешься на их волнах. дрейфуешь. счастливо. просветленно. засыпая. куда-то проваливаясь. стремительно летя, но пребывая в той же неге. Легко. Открыто. до откровенности отрешенно. все уже не важно. есть толко течение, нега и чернота... вечная. всеобъемлющая. бархатисто-мягкая.
..

21:10 

кажется...

все кольца до ужаса замкнутые...
а все кольца спирали, до однообразия одноосные...

21:07 

...

Загони любого зверя в угол, и он превратится либо в жалкую пародию - жалобно скулящую, утыкающую морду в лапы и взвизгивающую и подвывающую при каждой попытке даже просто замахнуться, сделать резкое движение, а не только ударить... либо начнет ожесточенно кусаться не разбирая не своих, ни чужих, кусаясь из ярости, ненависти, а еще больше в обреченном остервенении, а не из желания защититься, не боясь, что его забьют на смерть, продолжая кусать, когда уже забили, и тех, кто тянулся помочь. издыхая...

20:50 

...

Мы когда-то с тобою гуляли босиком по росистой траве. Холодные капли чуть обжигали горячие ступни, разгоряченные быстрым движением, воздушным, легким и стремительным, как сам ветер, который играл с нами, вплетаясь свежестью и игривыми ласками в полотно нашей прогулки... Желтым пламенем на изумрудном ковре светились маленькие солнышки одуванчиков. Само солнце, только занимающееся на небосводе, ласкало скользящими лучами, именно так как было нужно, не обходя вниманием, и не навязчиво. А когда наше буйство вихрей полетов превращалось в расслабленную негу, оно ласково накрывало наши тела одеялом теплых прямых лучей, позволяя нам погрузиться в созерцательную степенность, не испытывая зябкости, заставляя усталость растечься в уголки и превратиться в них в мягкую томность, предавая ощущениям оттенок текучей игристой плавности, какие бывают от набегающих волн, если расположиться на берегу на линии прибоя, позволяя водяным потокам одновременно и волновать и расслаблять...
Да, вода тоже замечательная стихия... Когда мы с камня на камень прохаживались руслом неглубокой стремительной речки с холодной водой, чтобы добраться до расширения, где вода застаивалась в каменном бассейне, нагреваясь там солнечными лучами, она заставляла влюбляться в каждое свое проявление... в эти свежие брызги, непокорные струи холодных течений, в теплые отмели, где она оказывалась пленником каменных чаш, куда изредка попадали самые строптивые потоки, обновляя и примешивая в них свежесть, эти маленькие аккуратные капельки, застывшие на кончиках зеленых листочков, словно произведение тонкой работы...
...
...

20:23 

...

Над головой черное небо. переливающееся, играющее, выразительно жгучее и до пронзительного сияющее отливами пустот и бликами на краешках складок бездны. Такое, что хочется смеяться, плакать и кричать, отдаваться воле и распыляться, а затем растворяться всей распаленной и рассеянной энергией в этой бесконечности...
как будто все это выразит твой порыв...
разрешит неуемную жажду...
заключить в объятиях весь мир и сжать до удушья, до треска собственных ребер, до колотящейся жгучей боли...
позволит...
раствориться устремленным порывом...
когда и внутри и снаружи нет пустоты, покуда ты часть чего-то...

19:51 

кровь...

Играешь смычком жестокости на струнах натянутой боли... ни к чему, оттенки и тонкости, в крови слишком много соли, слишком много отравы, горечи... и она бежит кристаллами, чтобы ты заметил звезды - они должны быть алыми, чтобы ты заметил солнце - должно обжигать лучами, а близость должна колоться и бить шипованными плетями...

17:00 

высота...

Ты всегда летишь вниз, собираешь крыльями пепелинки сожженных понятий, а затем резко взмываешь вверх. тебе это надо - очень надо познать и понять. каждым взмахом ты заставляешь раздаваться аромат пепла, проникать ему до пузырьков альвеол, оттуда вливаться в ток крови вместе с кислородом, и пульсировать, пульсировать, заставляя тело двигаться немного по-иному, пропитанным этим странным духом падения... ты все время хочешь быть в самых глубоких ямах, даже паря в эмпиреях, и помнить о грязи, видя перед взором белеющую лазурную чистоту перистых облаков и свежесть заоблачного ветра...
тебе всегда не хватает капли грязи для счастья...
чтобы всегда думать, знать и чувствовать во всем диапозоне, а не заключаться лишь в одном, к которому так легко привыкнуть, в конце-концов, напрочь забыв его значение... и потеряв чувство направлений...
верха, низа... ошибок и правоты...
чтобы в полной мере ощущать высоту, ты всегда хочешь доподлинно четко знать, где низ.
иначе ты не веришь ни во что сущее.
иначе ты ничего не понимаешь, не видишь и не хочешь видеть и понимать.

16:48 

склянки...

Я роняю чашу и она разбивается на тысячи осколков. Я собираю их, и они кажутся слишком остры, чтобы не взаимодействовать, и вот уже они теплеют и обагряются, но я ничего не чувствую... Я продолжаю собирать склянки, потому что ненавижу бессмысленные нагромождения клочков, незаключенных в единый строй... я просто расчищаю место, уже не желая вспоминать, чем был этот сор до разрушения, до падения... ведь он распался и стал ничем, более никакого смысла в себе не содержа, кроме того, что надлежит выбросить...

16:40 

ты...

Нефтяная пленка, тонкая, но растянувшаяся почти необъятно на многие сотни миль, местами разрываясь в лоснящиеся маслянистым блеском капли черного жемчуга или морось бисеринок... Ты стекаешься такими каплями в черные сгустки, переливающиеся под утопленным в сизо-серую нишу солнцем всеми цветами радуги, вырастаешь в тягучего долговязого исполина с длинными ветвями когтистых пальцев, на столько тонкий и длинный, чтобы казаться жалким, на столько темный и непознанный, чтобы пугать, и настолько же непостижимый и высокий, чтобы выглядеть гордо... и этот образ до естественности един. Думается, что он должен казаться странным нагромождением, сочетанием несочетаемых качеств, а он настолько монолитен, органичен и неделим, что кажется чем-то первично-сущим, не подлежащим разделительной интерпретации... словно частью первичного хаоса, в котором слилось все и есть все и ничего одновременно, так как это "все" нейтрализуется - противоположности слиты в единое целое... из возмущений подобного хаоса, временных расслоений,
может родиться все... выразившись в любой форме и имени...
потому что имена дают те, кому не дано понять на уровне материи...
о форме думают те, кто не в состоянии ощутить качество...
и заключают в рамки те, кто не может объять необъятное...
но ты есть здесь именно в таком качестве...и я думаю, что тебе до невозможности тяжело объяснять различия между пустым и всесодержащим...
между ничем и всем...
потому что ты не видишь разницы, ведь можешь быть чем угодно...им только надо дать определение, форму и пожелать...
но им проще открещиваться, говоря "пусто, нет и не будет"...
чем поверить, что ты - все...и они могут все, потому что ты у них есть.
Хаос.

22:03 

.

хочется взять секиру и устроить кровавую сечу...
..

или дробовик...


или веревку.

22:00 

сад белых лилий...

Провались все к черту - я буду смеяться, хохотать, как заведенная кукла. Важно? важно лишь наслаждаться, занимаясь любовью с остывшим трупом. А потом? - в грязи изваляться телом - больше мерзости в нем все равно не будет... Да какое кому, к черту, дело?! Все гниет и чахнет и я... пирую! Где мой милый с запавшими в ямы глазами? Где его вереница ничтожных трагедий? Я такой же жалкий и грязный с Вами, так позвольте руку целовать Вам, леди? Переломами белых лилий Вы займетесь когда-нибудь позже, Все равно для невесты Вы сгнили, а фальшивить для вас - слишком сложно... ... и луна, как белый тюльпан, нашу чашу лепестками накроет. Леди, у нас роман! так пойдемте утопимся в море... счастья!

21:20 

забыть.

скомкать, порвать на куски, сжечь клочки и развеять пепел...
забыть дорогу... да и были ль близки?
хорошо...
ведь "не жил".
и значит "не встретил".
...


23:09 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

Supremo Alto Dome...

главная